Дмитрий Соколов

Как англичане спровоцировали февральскую революцию в России


Если революция происходит, значит это кому-то нужно. Международные события последних лет не раз подтверждали этот тезис. Интересно, что сто лет назад во время Февральской революции в России все происходило точно также.

Революционные настроения не возникли на пустом месте. Их умело подготовили, а затем реализовали на практике иностранные государства, среди которых Великобритания играла одну из первых ролей.

Если бы революция не состоялась

История, как известно не терпит сослагательного наклонения, тем не менее, историки могут безошибочно сказать, что произошло в том случае, если бы в России не произошла Февральская революция, а страна продолжила бы воевать до победного конца.

После окончания войны Российская Империя должна была получить часть польских земель, захваченных Германией: Галицию, которой владела Австро-Венгрия; контроль над стратегическими проливами Босфор и Дарданеллы, а также Константинополь. В данном случае, Черное море превращалось во внутренний водоем Российской империи.

По мнению западных политиков тех лет, Россия в кратчайшие сроки стала бы единовластной доминантой на планете в военном, экономическом и индустриальном отношении. Допустить подобного развития событий власти стран Запада, разумеется, не могли и не хотели.

Единственным выходом из сложившейся ситуации был развал Российской Империи изнутри.

Мировой капитал против России

При этом необходимо отметить, что больше всех от усиления России в случае победы в войне проигрывали акулы финансовых рынков во Франции, Великобритании и США. Они-то первыми и начали атаку на государственные институты Российской Империи. Английское и французское посольства, по своей сути, стали штабом по подготовке февральских событий в России.

Владимир Ленин, находясь в эмиграции, справедливо писал: «Гучков плюс Милюков плюс иностранные посольства равно Февральская революция». Самое парадоксальное, что Николай II также отлично знал о коварных планах англичан.

Во время празднования Нового 1917 года он прямо завил послу Великобритании Бьюкенену, что тот не оправдал надежд российской стороны, поскольку принимает у себя в посольстве врагов монархии и лидеров оппозиции.

Ответить на это обвинение послу было нечем, да и незачем. В 1916 году в Лондоне уже неоднократно обсуждался вопрос: что делать с Россией. Было решено приложить максимальные политические и финансовые усилия для ликвидации в стране самодержавия с последующим установлением «демократической» республики.

В ходе данных преобразований главные богатства Российской Империи должны были отойти мировой финансовой элите.

Спонсирование из английского посольства оппозиционных политиков, масонских лож, высокопоставленных чиновников и дворян, а также радикальных партий, как левого, так и правого толка быстро дало плоды. Тем более что противодействия со стороны царя и официальных властей им практически не оказывалось, а народ устал от войны.

Заговор

Особый упор послы Великобритании и Франции делали на подогревание сепаратистских настроений среди аристократов и военных. В Лондоне считали, что для реализации их целей в России будет достаточно дворцового переворота, в ходе которого монархию сменит демократическая республика.

Доходило до того, что Бьюкенен требовал от Николая II то создания «Министерства доверия», то назначения на ведущие государственные посты лояльных Великобритании политиков вместо патриотично настроенных министров и членов правительства.

Но, надо отдать должное Николаю II: на шантаж он не шел, чем очень злил посланника Великобритании. Историки придерживаются мнения, что именно по настоянию Бьюкенена Московский глава Челноков зачастил с визитами в Ставку для ведения секретных переговоров с Алексеевым и другими генералами о принуждении Николая II к отречению.

Фактически английский посол выступил одним из главных заговорщиков по свержению самодержавия в России. И в стране об этом знали, но никаких решительных действий, надеясь на верность военных присяге, не предпринимали.

В то же время княгиня Ольга Палей, оказавшись в эмиграции, утверждала, что британское посольство по прямому указанию премьер-министра Великобритании Ллойда Джорджа превратилось в очаг революционной пропаганды. По словам женщины, в английском посольстве практически жили будущие руководители Временного правительства: Львов, Милюков, Родзянко, Маклаков и Гучков.

Предательство по-родственному

Самое удивительное, что Николай II являлся родственником короля Великобритании Георга V. Он неоднократно, по сообщениям представителей двора, порывался отправить королю телеграмму с настойчивой просьбой запретить английскому послу вести в России подрывную деятельность.

При этом, проявляя неуместную в данном случае мягкость, Николай II наивно считал, что требовать отзыва посла - слишком резкий шаг, который испортит отношения с союзниками по Антанте.

Тем временем ситуация складывалась катастрофическая. У царя было два выхода: с помощью жестких карательных мер подавить все попытки заговорщиков по изменению государственного строя в России или покориться обстоятельствам.

К сожалению, Николай II выбрал второй путь, за что вскоре и поплатился. Когда после Февральской революции, находясь под домашним арестом, Николай II обратился к Председателю Временного правительства князю Львову с просьбой дать ему возможность выехать с семьей в Великобританию.

Царю отказали, но не представители Временного правительства, а сами англичане. Князь Львов сообщил Николаю II, что он готов переправить его в Мурманск, а оттуда на кораблях английской эскадры в Великобританию.

Однако английский король Георг V сначала заявил, что ему негде разместить своего российского родственника с семьей, а затем и вовсе отказал ему в данной просьбе.

По мнению короля, приезд Николая II мог спровоцировать подъем революционных настроений в Великобритании, чего ему совершенно не хотелось. Большего цинизма и предательства в отношении родственников и представить себе было нельзя. Своим отказом Георг V фактически подписал Николаю II смертный приговор.